История вопроса

Едва ли точно известно, когда впервые люди познакомились с вином. Еще древние мудрецы сравнивали его с «двуликим Янусом», коварным божеством, имеющим два обличья, — светлое, доброе и темное, злое.

Как показывает многовековой опыт «общения» человека с алкоголем, еще большую опасность для организма представляют крепкие напитки (водка, спирт и т.д.). Их «изобретатели» -древние арабы: во времена расцвета Арабского халифата в VII 1-Х веках нашей эры «аль-кохоль» (а именно так называлась спиртосодержащая жидкость) широко использовался в качестве антисептического средства, для растворения лекарственных веществ и в качестве горючего. В дальнейшем выяснилась еще одна специфическая особенность продукта перегонки пшеницы в спирт. Оказалось, что его можно использовать также и для воздействия на психику человека. Когда люди поняли, что алкоголь способен создавать иллюзию душевного комфорта, они с радостью начали «лечить» им свои беды и невзгоды, не подозревая к каким страшным последствиям это может привести.

В русских древних летописях упоминается некая река «Пьяна». У ее берегов «спьяну» дружинники не выставили дозор, и ночью половцы перебили почти всех воинов. А вот Чингисхан причиной своих военных успехов считал трезвый образ жизни своего войска. Так ли было на самом деле — разбираться историкам, но то, что на протяжении всей истории существования пьянство было «бичом» русского человека, сомнению не подлежит. Отечественная литература весьма живописно увековечила образ пьяненького убогонького мужичка, загулявшего купчины-самодура, да и знаменитые чеховские чиновники радостно шествовали со страницы на страницу под звон водочных рюмок.

  1. Почему человек пьет?

Известно, что алкоголь оказывает воздействие на психическое состояние человека и его поведение (так называемые психологические эффекты). Доктор медицинских наук, психотерапевт В. Ю. Завьялов утверждает, что это воздействие напрямую зависит

от ожиданий самого человека, которые связаны с особенностями личности пьющего. Можно назвать несколько основйых побуждающих к принятию спиртного причин. Первая — традиционная: наблюдая за взрослыми членами семьи, за их праздниками, застольями, не обходящимися без «бутылки», ребенок искренне считает, что это правильно, что «так надо». Повзрослев, он и сам начинает следовать традиции. Вторая — так называемая субмиссивная, алкоголь «для общения». Она наиболее характерна для закрытых обществ, для тех коллективов, где пьянство становится частью корпоративной культуры. Новичку, попавшему в такую организацию, предстоит нелегкий выбор: либо как все участвовать в попойках каждые выходные, либо решаться на прямую конфронтацию с коллегами, обеспечивая себе тем самым увольнение под первым же подходящим предлогом. Эти причины, таким образом, наиболее значимы для тех людей, которые испытывают трудности при принятии самостоятельных решений, ориентируются на мнение окружающих больше, чем на свое собственное. Третья причина — псевдокультурная. В этом случае у человека формируется представление об алкоголе как о непременном атрибуте современной массовой культуры. Способствуют этому в первую очередь средства массовой информации, киноиндустрия и эстрада. Одним словом, «ром и кока-кола» становятся для молодежи наиболее простой возможностью почувствовать себя частью этой культуры. Также некоторая часть молодежи пьет «вопреки», из чувства протеста против социальных норм и запретов. Нередко чертой характера людей, пьющих по этой причине является демонстративность, стремление привлечь внимание окружающих. Очень часто человек выпивает для снятия напряжения, страха (так называемая атарактическая мотивация). К сожалению, немногие знают, что тревога, необъяснимое порой беспокойство имеют вполне определенные и объяснимые причины, и алкоголь -это лишь один из способов на время изменить состояние, не устраняющий его причины и усугубляющий следствия.

Алкоголь как стимулятор, способ выхода из состояния скуки и бездействия воспринимают, как правило, импульсивные, эмоционально неустойчивые люди. Для того чтобы проявить активность,  начать что-либо делать,  им часто необходим дополнительный стимул. Таким стимулом может быть интересное общение, эмоционально значимые события, но употребление спиртного кажется таким людям более простым выходом из ситуации. А наилучшее решение вопроса — научиться управлять своим состоянием независимо от внешних факторов. Разумнее всего сделать это с помощью психотерапевта, профессионально разбирающегося  в данной проблеме. Кроме того, алкоголь, на первых этапах его употребления, действительно создает у человека иллюзию комфорта, спокойствия, удовольствия (гедонистическая мотивация). Так, например, выпивают стопку водки «с мороза для сугреву», бокал вина за праздничным столом… Ах, если бы только этим и ограничивалось! От скольких бед было бы избавлено человечество!

  1. Причины развития алкогольной зависимости.

Быть абсолютным трезвенником непросто. Тем не менее, одни люди могут всю жизнь «знать свою норму», а другие рано или поздно приобретают болезненную зависимость от алкоголя. В чем же заключаются причины развития алкоголизма?

Особенностью алкогольной зависимости является то, что она затрагивает как тело, так и душу человека. Недаром многие врачи-наркологи одновременно и психотерапевты. О своих пациентах они говорят: «Алкоголик- это человеке повышенной чувствительностью. Он живет как бы с оголенными нервами, острее других ощущая любой укол или удар судьбы.» С другой стороны, он менее других способен управлять собой и противостоять обстоятельствам. Это противоречие и заставляет его искать менее болезненный способ существования, взаимодействия с окружающим миром.

Людям всего мира ежедневно приходится сталкиваться с массой проблем. Современная цивилизация давно испытывает человека «на изгиб и на излом». А россияне, в силу особенностей исторического развития нашей страны, имеют дело с дополнительными трудностями.

О социально-культурных причинах развития алкоголизма в российском обществе врач-психотерапевт, психоаналитик Игорь Вячеславович Лях говорит следующее: «Рассматривая причину алкоголизма в целом, мы столкнулись со специфическим явлением:

по мере роста городов, их население становится все более разнородным, имеет самый разнообразный социальный, этнический, культурный состав. Большинство нынешних горожан — это бывшие жители деревни, небольшого поселка в первом-втором поколении. Поменяв привычную среду обитания, обычаи, бытовой, семейный уклад, образ жизни, эти люди испытывают постоянное внутреннее напряжение, обостренно чувствуя давление огромного города, но не знают при этом, каким образом сбросить это напряжение в социально приемлемой форме.

Если в деревне мужчина, скажем, после размолвки с женой, мог пойти колоть дрова или косить траву, давая тем самым выход агрессии, то в городе ему это напряжение сбросить некуда. Привычка заниматься спортом, творчеством у него не сформирована, а бесконечный просмотр телевизора не помогает расслабиться, напротив, чаще всего переводит агрессию в пассивную форму.

В свою очередь, и дети в подобных семьях не имеют перед собой примера успешной адаптации к сложным городским условиям. Вслед за родителями они пытаются решать свои психологические проблемы при помощи алкоголя.

В тех обществах, где урбанистическая культура имеет почтенный возраст, богатые традиции, у человека существует множество возможностей расслабиться. Достаточно вспомнить Японию с ее культурой медитации, поклонением прекрасному (например, праздник сакуры). Или страны Западной Европы, где по выходным горожане целыми семьями уезжают на природу, покататься на роликах и велосипедах».

Дополнительным грузом на психику россиян легли события последнего десятилетия, когда страна стремительно начала менять курс. Воспитанные в традициях отеческой опеки со стороны государства, наши сограждане остались один на один со своими проблемами в ежедневно меняющихся условиях жизни, правилах игры. Лишившись привычной системы ценностей, не понимая, что теперь хорошо, а что плохо, что следует делать, чего нельзя, многие люди просто потерялись, оказавшись в условиях непрерывного стресса.

Стресс — это отдельная серьезная тема для разговора. Здесь же уместно сказать, что не находя выхода наружу, он может начать «поедать» изнутри, вызывая тем самым ряд серьезных заболеваний. Часто человек пытается защититься от него путем подавления негативных эмоций, агрессии, а многие попросту «глушат» его водкой,

даже не дав начать работать естественным защитным силам. В результате к собственно психологическим проблемам добавляется еще одна — алкоголизм. В природе существует более приемлемая альтернатива в борьбе со стрессом: спорт, движение, деятельность, требующая физических усилий, во время которой можно выплеснуть все отрицательные эмоции.

На протяжении веков человек, сталкиваясь с психологическими проблемами, обращался за помощью к священнику, перед которым можно было исповедаться в своих грехах, попросить совета, или к духовному учителю (в странах Востока), наставляющему в жизни. Впоследствии в западных странах эта роль в значительной степени перешла к врачам-психотерапевтам и психоаналитикам.

В настоящий момент у нас в стране институтов общественной помощи недостаточно. Обращаться за помощью к врачу-психотерапевту люди пока не привыкли. Более того, еще далеко не каждый понимает разницу между психотерапевтом, психоаналитиком, психологом и психиатром. В отличие от психиатров, психотерапевты оказывают помощь нормальным, психически здоровым людям, которые в силу каких-то обстоятельств столкнулись с неразрешимыми на их взгляд проблемами, оказались в сложной ситуации.

Алкоголиком человек может стать потому, что не видит смысла в жизни, не имеет четкой системы ценностей, не знает, с кем ему можно обсудить свои проблемы, к кому обратиться за советом. Оказавшись в духовном вакууме, окруженный суррогатом культуры, суррогатом общения, он, сам того не осознавая, начинает всеми возможными способами разрушать свою жизнь, собственными усилиями приближая печальную развязку.

Такая модель поведения очень четко вписывается в рамки теории аутоагрессии, за разработку которой в 1973 году группа западных специалистов получила Нобелевскую премию в области медицины и биологии. Один из выводов этой теории состоит в том, что биологическое существо, сталкиваясь с неразрешимыми (как ему кажется) проблемами, испытывает агрессию. Она может быть направлена как вовне (на объект, способствовавший возникновению сложной ситуации), так и внутрь, на разрушение, уничтожение самого себя. Наиболее сильная форма проявления аутоагрессии -самоубийство. Если же разрушительные тенденции не настолько сильны, у человека может возникнуть ряд психосоматических заболеваний, таких как язва желудка, гипертония, инфаркт. В случае, когда системы органов, связанные с гладкой мускулатурой, относительно здоровы, для саморазрушения привлекаются внешние факторы — алкоголь, наркотики и проч.

Основываясь на этих утверждениях, современные психиатры стали считать, что ядром любой зависимости является аутоагрессия — реакция на неосознанные желания, стремления, неиспользованные возможности, нереализованный творческий потенциал. Именно эта нереализованность и вызывает у человека негативные эмоции, недовольство собой.

Принимая во внимание роль социальных факторов в развитии алкогольной зависимости, не стоит их, однако же, переоценивать. Любой врач-нарколог знает, что алкоголизм — это проблема двух систем: внешней, окружающей пьющего человека, и внутренней, психической. Почему пациенты наркологических кабинетов куда чаще испытывают психологический дискомфорт, чем трезвенники? Потому что они либо изначально не умеют строить отношения с окружающим миром, либо неумеренное употребление алкоголя делает их характер все более конфликтным и уязвимым.

В жестоком внешнем мире слабые, легко управляемые пьющие люди практически не имеют возможности приспособиться, по сравнению с людьми сильными, трезво глядящими вперед и умеющими отстоять свои интересы. Более того, этому миру удобнее иметь дело именно со слабым человеком: его проще использовать в своих целях, им проще манипулировать.

Нарушения психики у алкоголика могут быть как поверхностными (неумение завязать общение, структурировать свое время), так и глубокими — глубинный инфантилизм. Дело в том, что внутреннее «Я» каждого человека состоит из трех элементов, в каждом из нас как бы живут одновременно ребенок, родитель и взрослый человек. Соответственно, от того, какая из трех составляющих личности наиболее развита, и будет зависеть поведение человека.

У социально зрелой личности внутренний «взрослый» умело руководит поведением, не позволяя выходить за рамки ни «ребенку» с его вечным «хочу», ни «родителю» с его грозно-неумолимым «надо». Люди, которыми управляет их внутренний родитель, бывают, как правило, очень зажатыми, чрезмерно строгими к себе и окружающим, придерживаются консервативных взглядов на жизнь. У многих же, в силу тех или иных обстоятельств, главную роль берется играть «ребенок», не умеющий и не желающий критически оценивать свои поступки и нести за них ответственность. Такой человек причины всех своих неудач видит во внешнем мире.

Застрявший в фазе инфантилизма, он может выглядеть очень самостоятельным и независимым («разъезжать на Мерседесе», не выпускать из рук сотовый телефон), но в какой-то момент его «ребенок», не выдержав напряжения, давления взрослого мира, начинает громко кричать: «Надоело все! Ничего не хочу!» И в эту минуту человек тянется к бутылке, как к соске. Ведь в глубинах нашего подсознания соска — спасение от всех неприятных ощущений.

Развитие психической зависимости от алкоголя.

Как уже было отмечено, алкоголизм начинается незаметно и постепенно все крепче привязывает к себе человека.

Чтобы понять, что такое психическая зависимость при алкоголизме, необходимо проследить ее развитие с самого начала.

Говоря научным языком, психическая зависимость от алкоголя характеризуется патологическим влечением к алкоголю, стремлением к потреблению алкоголя с целью ощущения его психологических эффектов и иногда — преодоления дискомфорта, связанного с отсутствием спиртного. Психическая зависимость возникает на самых ранних этапах алкоголизма и играет основную роль в продолжении пьянства, рецидивах и срывах (д.м.н., психотерапевт В. Ю. Завьялов).

Первую фазу зависимости можно назвать «познаванием изменений». Любой человек рано или поздно делает «открытие», что алкоголь меняет его внутреннее состояние. У него возникает иллюзия, что алкоголь способен снять стресс, избавить от забот. Когда же влияние алкоголя проходит, он пока еще возвращается к своему исходному состоянию без побочных эффектов.

Настораживает то, что несмотря на временный эффект изменения настроения, человек все же активно стремится достичь его снова и снова. Это уже вторая фаза — «стремление к употреблению». На данном этапе наш «герой» уже знает, каким образом формировать взаимоотношения с алкоголем. Если от одной порции спиртного ему было хорошо, то от двух или трех, считает он, должно быть еще лучше. Ему кажется, что, контролируя потребление алкоголя, он может контролировать и степень своего хорошего настроения. Через некоторое время человек уже сам выбирает себе желаемое состояние и рассчитывает, сколько ему для этого нужно выпить. Он перешел в состояние «активного пьющего». Теперь он пьет почти регулярно и обычно целенаправленно.

Что характерно, во второй фазе человек может оставаться длительное время: недели, месяцы, годы. Невозможно предсказать, когда именно процесс начнет прогрессировать.

Периодически он может «перебрать». Например, изрядно выпив накануне, на утро он просыпается с головной болью, чувством тошноты и жажды. Но он все еще не плагит эмоционально. Он все еще пьет в подходящее время, в подходящем месте и в умеренном количестве, и, переставая пить, возвращается к норме.

К сожалению, большинство пьющих движутся дальше. Как же отличить «нормального пьющего» от «зависимого»? Прежде всего, необходимо собрать данные о поведении человека, чтобы проследить за изменениями, происходящими с ним, обратив внимание на следующие моменты.

  1. Есть ли признаки растущего ожидания (предвкушения
    эффектов алкоголя)? Зависимый может приспособиться к
    ожиданию того, что в определенный момент в течение дня он
    сможет выпить. Он знает, что не может пить весь день независимо
    от самочувствия, осознает, что алкоголь опасен, и необходимо
    ограничить его употребление. Поэтому он создает для себя
    определенные правила. Скажем, «Правило шести часов»: я буду
    воздерживаться в течение дня, но в шесть вечера выпью.
    Некоторое время он действительно придерживается этих правил.
    Но однажды он ловит себя на том, что смотрит на часы: «Еще
    только четыре часа. Еще два часа ожидания. Два долгих часа
    ожидания…»

В следующую субботу он не видит причин отказать себе в «бутылочке пива перед телевизором» и именно сейчас, не дожидаясь шести часов. На следующей неделе он пропускает рюмку во время обеда… Медленно, незаметно он меняет и свой образ жизни, и свои правила, чтобы удовлетворить растущее влечение к алкоголю. Он не осознает, что изменяет собственным правилам, пока, наконец, от них мало что остается.

  1. Напрягается ли он, когда что-то непредвиденное нарушает
    его привычный распорядок и мешает выпить? Например, жена
    просит его посетить какое-то мероприятие и говорит: «Ужин готов,
    поторопись, мы сегодня идем в…» Он спрашивает: «Чтоты имеешь
    в виду? Я пока не голоден». Жена: «Нам нужно выйти через
    полчаса». Муж раздражен: «Но я собирался отдохнуть!» (читай —
    выпить). Жена: «Отдохнешь позже». Муж размышляет: «Я устал.
    Я не считаю это важным. В конце концов, она может сходить одна
    и рассказать мне все потом. А я пока расслаблюсь».

И такая сцена будет повторяться все чаще, до тех пор, пока зависимый человек никому и ничему не позволит нарушать его привычки.

  1. Необходимо ли ему больше спиртного для достижения того
    же эффекта, который раньше достигался меньшими дозами?
    Скажем, он привык выпивать вечером одну бутылку пива. Но
    недавно он стал покупать две, а то и три. Однако при этом он
    кажется, что его состояние не изменяется. То есть, увеличение
    дозы алкоголя вызвало увеличение сопротивления его влиянию
    (возросла толерантность).

Происходит и еще одно немаловажное изменение в его распорядке: он может прервать свои дела, чтобы выпить.

  1. Сколько изобретательности проявляет человек, чтобы
    принять большую дозу? Вы приглашали его в гости много лет, но в
    последнее время он сам себя назначил «барменом». Он всех
    угощает, предлагает «долить». И, естественно, наливает себе. Так
    что, пока все пьют вторую рюмку, он успевает «пропустить» три-
    четыре. Жена тоже начинает замечать изменения: раньше она не
    могла заставить мужа сходить в магазин, а теперь он — активный
    доброволец, потому что путь лежит через пивные киоски и
    рюмочные. Теперь он старается «встречаться с алкоголем» все
    чаще, и чем больше он проявляет в этом изобретательности, тем
    больше его зависимость.

Этот человек уже входит в третью фазу, фазу «вредной зависимости». Наступает день, когда он выпивает слишком много, и его поведение становится необычным. Но впервые, после окончания действия алкоголя, он чувствует себя хуже, чем всегда, и не возвращается в состояние нормы. На следующий день у него болит голова. Он ищет аспирин. Он думает: «А что вчера было?» Вспоминает, что кому-то нагрубил, обидел жену, чувствует недовольство, тревогу, вину. Он ощущает последствия своего пьянства.

Потом — критический момент — он немедленно объясняет, почему все вышло именно так: «Я пил на пустой желудок. Я смешал несколько напитков». Так начинают действовать механизмы отрицания, приводящие к тому, что человек не может осознать свою болезнь.

Вы знаете, что каждый из нас, так или иначе, объясняет себе причины своих поступков. Это называется рационализацией. И для здорового человека рационализация необходима. Она защищает

нашу самооценку, избавляет от чувства вины. Срабатывая автоматически, бессознательно, этот механизм в значительной степени облегчает нашу жизнь.

Для зависимого человека рационализация становится одним из механизмов отрицания. Находя любому, даже самому некрасивому, своему поступку оправдание, он все больше удаляется от реальности. При этом, чем хуже его поведение, тем более сильные аргументы для оправдания подсказывает ему разум. Постепенно это становится необходимой (потенциально разрушающей) частью его жизни — ответом на чувство боли, которое он начинает испытывать. Чем больше он верит в силу своего разума, тем дальше эта сила уводит его от действительности.

Теперь он все чаще пьет слишком много, а поведение его в эти моменты все более экстравагантно. По утрам ему плохо уже не только физически. Он испытывает приступы раскаяния: «То, что было вчера, — было глупо».

Время идет. Он продолжает пить. Поведение его из экстравагантного делается возмутительным, угрызения совести становятся острее. Наступает период самобичевания. Он чувствует себя ужасно и все время подавлен.

Болезнь так и ведет его вниз по спирали, расплата с каждым днем все болезненнее, и все сложнее выбраться из этого состояния. В конце концов, состояние подавленности становится хроническим: человек угнетен даже тогда, когда не пьет. Постепенно чувство угнетенности перерастает в ненависть к себе, и после каждой обильной выпивки человек обвиняет себя в никчемности. В этот момент окружающие замечают, что происходит что-то очень серьезное. Малозаметные ранее изменения в его поведении сейчас явно видны: внезапные вспышки гнева, жестокость, враждебность, угрюмость. Он может похудеть или наоборот набрать вес, может неряшливо выглядеть.

Такой человек не связывает происходящее с ним тем, что он пьет. Не связывает просто потому, что не задумывается об этом. Причины своих бед он видит в окружающем мире: «Это жена виновата. Если бы не она, мне бы лучше жилось». Или: «Я не выношу эту работу. Она заставляет меня пить». И, следуя этим убеждениям, он может натворить сумасбродных поступков. Сейчас его пьянство вне контроля. Он остается с друзьями «пропустить рюмочку после работы», и «приползает» домой только под утро. Приносит бутылку домой, чтобы выпить глоток, но не может остановиться, пока не выпьет все без остатка. В конце этой фазы ненависть к себе сменяется самоуничтожающими чувствами. Самоуничижение превращается в самоуничтожение. Именно в этот момент человек находится в алкогольной депрессии с тягой к самоубийству. Он носит в себе массу негативных эмоций: беспокойство, тревогу, чувство вины, стыда, раскаяния.

Когда-то его плохое мнение о себе было блокировано защитной реакцией — рационализацией. Однако, несмотря на то, что он не отдает себе отчета в своих мыслях и чувствах, они все равно существуют. Поэтому на данном этапе болезни зависимый человек чувствует себя одинаково нехорошо и когда не пьет, и когда выпивает. Теперь он пьет, чтобы чувствовать себя нормально. И это уже четвертая фаза зависимости: «пить, чтобы чувствовать себя нормально».

Болезнь прогрессирует, и масса негативных эмоций увеличивается. Соответственно, включаются и другие механизмы отрицания, в том числе и проекция. Проекция — это процесс перевода (проецирования) собственных чувств на других людей. У зависимого чаще всего проецируется ненависть (причем механизм этот остается, как правило, неосознанным). Пьющему теперь кажется, что он окружен людьми, которые его ненавидят. Его начальник- наказание, жена — мегера, дети сводят с ума, мать толкает к пропасти. Если бы не они, с ним все было бы нормально! Таким образом, ненавидя всех, на самом деле он ненавидит только себя.

Но не будем пока продолжать эту печальную историю, а посмотрим на этот процесс с точки зрения физиологии.

  1. Биохимические механизмы возникновения алкогольной зависимости.

В головном мозге человека существуют центры радости, печали, удовольствия и т. д. У того, кто хотя бы раз пробовал спиртное, образуется и центр алкоголя. В зависимости от индивидуальных особенностей организма, у одного человека этот центр может оставаться маленьким всю жизнь, а у другого начать расти, достигая постепенно средних размеров. Если же принимать алкоголь регулярно, то центр этот может стать очень большим.

В том случае, когда у человека существуют какие-то свои важные ценности, в коре мозга сформированы иные крупные центры, так, что центр алкоголя находится под их контролем, и употребление спиртного не является привлекательным. Но если центры-конкуренты развиты слабо или полностью отсутствуют, то по мере употребления спиртного центр алкоголя разрастается, подчиняя себе человека, ломая его здоровье, жизнь.

Когда алкогольная зависимость уже сформирована, центр алкоголя подобно паутине оплетает центры удовольствия, радости, печали, завязывая их на себя. Получается, что любые события, печальные или радостные, человек воспринимает через призму именно алкогольного центра. Так, покупая новую рубашку к празднику, человек неосознанно начинает представлять, как он будет сидеть в ней за столом с бутылкой вина. Получая известие о гибели близкого, он думает о том, что необходимо выпить, чтобы смягчить боль утраты. И таких ситуаций может быть множество.

Таким образом, по мере развития психической зависимости, наступает и зависимость физическая, то есть возникают изменения и в самом организме пьющего человека. Что же происходит в человеческом теле при приеме спиртного?

Проводниками по нашему организму — уникальной биохимической лаборатории — нам станут специалисты Клиники «Инсайт», на протяжении многих лет помогающие больным справиться с их непростыми проблемами.

Слово врачу-наркологу Александру Максимовичу Лубинцу:

— Организм любого человека ежедневно вырабатывает определенное количество внутреннего (эндогенного) спирта, необходимого ему для нормального функционирования. Но в зависимости от разного рода обстоятельств, резерв этот используется организмом не каждый день, в иные моменты достаточно и половины. Излишки эндогенного спирта расщепл’яются печенью при помощи специального фермента алкогольдегидрогеназы — и выводятся из организма.

При употреблении алкоголя в организм, вдобавок к внутреннему спирту, попадает и спирт извне. Частично он также расщепляется печенью, но полностью ей это сделать не под силу. Неразрушенная часть алкоголя вызывает отравление организма, проявляющееся в головокружении, рвоте, нарушении походки. Именно так реагирует организм новичка на ударную дозу водки.

Чем больше человек пьет, тем сильнее работает его печень, вырабатывая все большее количество алкогольдегидрогеназы. Так, что когда в следующий раз человек выпивает бутылку водки «на троих», его печень в состоянии расщепить не 30 граммов спирта

(как было в первый раз), а все 70 или 100. Вот почему при последующем увеличении дозы спиртного человек не пьянеет. А поскольку пьет-то он не только «для запаха», как уверяет известная поговорка, то с каждым разом ему приходится вливать в себя все большее количество спиртного для достижения желаемого состояния. Печень, конечно, работает из последних сил, стараясь защитить наш организм, но выдержать соревнование с «зеленым змием» все-таки не может.

Вслед за печенью привыкает к работе в новых условиях и нервная система. Если на первой стадии она реагировала на алкоголь бурно и явно, то в дальнейшем она перестраивается, приспосабливаясь к изменяющимся условиям существования. Однако бесследно это не проходит: нарушение обмена веществ отрицательно влияет на работу всех органов.

При нормальном режиме энергию, необходимую для жизнедеятельности, мы получаем из глюкозы. Сгорая в митохондриях — «энергетических станциях клетки» — молекулы глюкозы преобразуются в молекулы аденозинтифосфорной кислоты (АТФ), являющиеся основным источником энергии. Именно АТФ способствует переносу кислорода по организму, заставляет сокращаться сердечную мышцу и т. д.

При приеме спиртного не разрушенный печенью алкоголь вместе с глюкозой попадает в митохондрии и начинает там «сгорать». Но если из одной молекулы глюкозы получается 36 молекул АТФ, то из молекулы спирта их получается 38. К тому же кислорода на этот процесс расходуется меньше. На этом основании у организма возникает иллюзия, что спирт более выгодный источник энергии, нежели глюкоза. Чем больше человек выпивает, тем больше спирт замещает глюкозу, и тем меньше ее вырабатывает организм. Шаг за шагом спирт внедряется в процесс обмена веществ, все крепче привязывая к себе человека. Кроме того, образующиеся при разрушении спирта вещества блокируют некоторые важные биохимические процессы, мешают работе клеток.

Может возникнуть вопрос: а чем собственно плох подобный способ «заправки» организма? Выпил стакан и водки — и нет проблем с приготовлением еды, беготней по магазинам… Но не так все просто. Дело в том, что при сгорании спирта образуются уксусный альдегид и ацетон. Эти ядовитые вещества, накапливаясь в организме, разрушают клетки головного мозга, печени (что приводит к циррозу печени) и лишь частично выводятся легкими (такова природа перегара) и вместе с потом. И для вывода их из организма

необходимо приложить определенные усилия: хорошенько попотеть в бане (если, конечно, позволяет сердце) или же провести медикаментозную детоксикацию (что более безопасно и эффективно).

Чаще всего этого не происходит. В организме алкоголика после рядовой попойки продукты распада спиртного накапливаются, приводя к отравлению. Поэтому на следующий день у пьющего человека возникает состояние похмелья. Это значит, что человек выпил больше, чем способна переработать печень.

Собственно, похмелье — это состояние, возникающее не только из-за отравления (которое бывает и у малопьющих людей), но также из-за того, что в организме уже имеются некоторые изменения, вызванные алкоголем. Произошло привыкание: спирт встроился в обмен веществ, стал использоваться в качестве источника энергии, а когда его уровень снизился, организм отреагировал плохим самочувствием, дрожью в руках, тревогой и проч. Состояние это вполне сравнимо с «ломкой» у наркоманов.

Возникает потребность опохмелиться. И чем больше доза выпитого накануне, тем эта потребность сильнее.

Под влиянием первых «опохмелочных пятидесяти грамм» человеку становится немного легче. Во-первых, алкоголь сам по себе является анальгетиком, снимающим болевые ощущения. Во-вторых, под его действием расширяются кровеносные сосуды, улучшается процесс потоотделения. Ну, и, в-третьих, это источник энергии. Короче говоря, любого пьющего после опохмелки «отпускает». Правда, не совсем. Признаки похмелья по-прежнему остаются, и вот человек принимает еще пятьдесят граммов. Теперь-то точно отпустило. Казалось бы, на этом и точка. Поправился — и вперед. Но не тут-то было: наступает алкогольное опьянение, и опять включаются психологические механизмы, требующие «продолжения банкета».

  1. Признаки алкоголизма.

Закономерен вопрос: что же такое на самом деле алкоголизм? Просто ли дурная привычка, взявшая человека в плен, или же серьезная болезнь, требующая лечения?

Специалисты отвечают на этот вопрос так: на первой стадии формирования зависимости, когда ведущую роль играют сугубо психологические факторы, можно говорить об аддикции — вредной

привязанности. Однако если не принять своевременных мер, эта привязанность рано или поздно приводит к патологическим изменениям в самом организме пьющего человека и на второй стадии приобретает характер болезни.

В силу своих особенностей болезнь эта более тесно связана с социальными проблемами общества, нежели, скажем, хронический бронхит или язва желудка. Тем не менее, алкоголизм, как и любое другое заболевание, имеет вполне определенную симптоматику, насчитывающую двенадцать основных признаков.

Ответив на предлагаемый тест, каждый имеет возможность определиться в своих отношениях с алкоголем. Достаточно просто сосчитать количество имеющихся у Вас или Ваших близких симптомов.

  1. К первому из них относится рост толерантности
    (терпимости, переносимости) к спиртному. Если, скажем, на первых
    порах человеку было довольно классической российской дозы — «пол­
    литра на троих» — для достижения комфортного состояния, то со
    временем доза начинает расти. Впрочем, до определенного момента.
  2. Второй симптом алкоголизма — появление похмельного
    синдрома на следующее утро после принятие спиртного.
    Признаками его является головная боль, тошнота, угнетенное
    состояние, чувство жажды, слабость и разбитость.
  3. У человека возникает желание (и необходимость)
    похмелиться, то есть принять некоторую дозу спиртного, чтобы
    восстановить свои силы и улучшить самочувствие.
  4. Следующий признак- потеря контроля над количеством
    выпитого. После одной-двух рюмок человек перестает себя
    контролировать, и   останавливается   только   тогда,   когда
    заканчивается спиртное, или отключается сознание.
  5. Еще один симптом — потеря контроля над ситуацией в
    момент наибольшего опьянения. Человек перестает понимать, кто
    он такой, где находится и что делает. Без особых на то причин он
    может начать плакать или смеяться. Приливы любви к ближнему
    сменяются внезапными приступами ярости и ненависти. Кроме того,
    в состоянии алкогольного опьянения снижается контроль над
    гомосексуальными импульсами, подавляемыми в обычном
    состоянии. Каждый мог наблюдать, как два подвыпивших друга
    подолгу жмут руки, целуются в засос, признаются друг другу в любви
    и уважении («ты меня уважаешь?»). Почему они не делают этого,
    будучи трезвыми?
  1. Шестой признак заболевания — алкогольная потеря
    памяти (амнезия). Больные в этой фазе развития болезни, на
    следующее утро могут ничего не помнить. От окружающих они узнают
    немало нового и интересного о том, что именно они вчера вытворяли.
    К несчастью, традиции нашего общества допускают снисходительное
    отношение к такому поведению, способствуя тем самым дальнейшей
    деградации человека, росту бытовой преступности, ибо большинство
    бытовых преступлений совершаются как раз «по пьяни», «от удали
    молодецкой».

А вот в Западной Европе демонстрация алкоголику пленки, на которой запечатлены все его пьяные «фокусы», является одним из методов его воспитания, и, говорят, весьма действенным.

  1. Седьмой симптом — наличие запойных состояний.
    «Запоем» специалисты называют такое состояние, когда прием
    спиртного длится более двух дней подряд.
  2. Далее — нарушение аппетита во время запоя, причем
    настолько, что человеку бывает достаточно закусить ломтиком
    лимона или огурчиком, чтобы испытать чувство сытости.
  3. Вместе с расстройством аппетита во время запоя наступает
    и расстройство сна. Большинство больных в этом состоянии спят
    днем, они как бы «путают» день и ночь. Пытаясь вернуться к
    нормальному режиму, они начинают прибегать к спиртному, чтобы
    заснуть и ночью, но ситуация лишь усугубляется.
  1. К десятому симптому относится возникновение
    тревожности и страхов во время запоя. Больного начинает пугать
    тишина в квартире. Он постоянно напряжен. Он все время чего-то
    ждет. Чтобы избавиться от этого, многие больные даже спят с
    бутылкой под подушкой. Следующее звено в цепи превращений
    здорового человека в физического и морального инвалида —
    появление слуховых и зрительных галлюцинаций («допился до
    чертиков»).
  2. Одиннадцатый признак — снижение толерантности к
    спиртному. Наступает момент, когда человеку требуются все
    меньшая доза для опьянения. Если на максимуме толерантности
    его могли «свалить с ног» не одна и не две бутылки спиртного в
    день, то теперь это состояние у него может возникать и от одной-
    двух рюмок. Время прохождения этого пути у каждого свое. Одному
    алкоголику достаточно для этого трех-четырех лет, а другой может
    «балансировать на грани» лет десять-двадцать. Но и в том, и в другом
    случае, если вовремя не принять необходимых мер и не обратиться
    за помощью к специалисту, печальный итог гарантирован.
  1. Последний симптом — деградация личности. Человек становится полностью безразличным ко всему происходящему. Его усилия сосредотачиваются только на одном: как достать спиртное. К несчастью, в обществе укоренился миф о том, что алкоголиками являются только эти человекоподобные существа, опустившиеся на самое дно жизни (если это можно назвать жизнью). На самом же деле, по мнению специалистов-наркологов, алкоголиком может считаться любой обнаруживший у себя более одного из перечисленных выше признаков.

Результаты теста Вы можете оценить следующим образом: наличие от 1 до 3 признаков свидетельствует об алкоголизме первой стадии, от 3 до 9 — второй (где 3-6 — вторая А стадия, а 6-9 — вторая Б), наконец, от 9 до 12 — третьей стадии алкоголизма.

Безусловно, Вы можете никому не сообщать о результатах данного теста. Но помните — обманывать самого себя глупо, бессмысленно и очень опасно.

  1. Стадии алкоголизма. Путь от привычки к болезни.

Итак, поговорим о стадиях алкогольной зависимости.

Первая стадия характеризуется, прежде всего, психической зависимостью, а физическая только начинает формироваться. Человек употребляет алкоголь уже не «за компанию» или по поводу, а для того, чтобы почувствовать на себе его эффект, изменить состояние более легким, на его взгляд, способом. Когда возможности выпить нет, он зачастую испытывает дискомфорт.

Признаками этой стадии являются появление тяги к алкоголю, увеличение толерантности и легкая форма похмельного (абстинентного) синдрома, появление необходимости похмелиться.

Конечно, психическая зависимость на этой стадии играет главную роль, но нарушение в функционировании некоторых систем и органов возможны и в это время.

Говоря об особенностях первой стадии, врач-нарколог клиники «Инсайт» Наталья Яковлевна Кучеревская отмечает: «Поскольку на первой стадии алкоголизма физическая тяга сформирована еще не окончательно, то больному можно помочь, не прибегая к полному отказу от алкоголя. На этом этапе психотерапевт, используя специальные психотехники, может помочь пациенту научиться контролировать употребление спиртного. То есть, если обратиться к специалисту в самом начале болезни, то

возможно  полное  излечение,   возвращение  к умеренному употреблению алкоголя».

На второй стадии болезненное влечение к алкоголю усиливается. Этому сопутствует нарастание психических изменений: интересы человека концентрируются на алкоголе, проявляется эгоцентризм (крайняя степень эгоизма), притупляется чувство долга, человек становится безответственным и беспечным, восприятие и выражение эмоций дается ему с трудом.

Теперь он теряет чувство меры по отношению к выпитому. После принятия больших доз возникает потеря памяти. Часто наблюдается утомляемость, беспричинные колебания настроения. Здесь же окончательно формируется похмельный синдром. Кроме того, продолжает нарастать и достигает максимума толерантность (устойчивость) к алкоголю. Происходит и дальнейшее разрушение организма: увеличивается печень (в дальнейшем это превращается в цирроз), развиваются гастриты и панкреатиты.

На второй стадии требуется уже длительное лечение. Более того, чаще всего речь идет уже не о полном излечении, а о долгой ремиссии (периоде воздержания от употребления спиртного).

На стадии 2 «А» повернуть болезнь вспять и стать умеренно пьющим возможно, но только при упорном лечении, соблюдении всех рекомендаций врача-психотерапевта, полном осознании человеком существования проблемы и взятии на себя ответственности за лечение и его результаты.

Что касается стадии 2 «Б», то больному хроническим алкоголизмом (естественно, если он сам заинтересован в лечении и хочет всегда быть в норме) придется обращаться к врачам примерно раз в 2-3 года, чтобы проводить соответствующее лечение, получать поддержку и укреплять уверенность в собственных силах.

В третьей стадии усиливается психическое и физическое истощение. Устойчивость к алкоголю падает. Потеря памяти наступает даже при приеме малых доз спиртного. При этом меняется не только характер опьянения, но и характер влечения к алкоголю: теперь спиртное уже не способ изменения состояния, а средство поддержания жизнедеятельности.

Говорить о лечении алкоголизма третьей стадии весьма проблематично. Дело в том, что к этому времени погибает огромное количество клеток, деятельность центральной нервной системы и обмен веществ нарушены, внутренние органы (и в первую очередь печень) поражены, начинается распад личности. На этой стадии

человек с трудом воспринимает себя в другом состоянии. Он забывает опыт трезвой жизни. Но и в этом случае «ставить крест» на человеке нельзя. Доктор медицинских наук, профессор, врач-психотерапевт В. Ю. Завьялов считает: «Пока человек жив, у него всегда остается шанс на излечение».

  1. Формы алкоголизма.

В силу некоторых причин алкоголизм — заболевание преимущественно мужское. Тем не менее, оно поражает и женщин.

Хотя течение заболевания в целом у мужчин и женщин схоже, имеются весьма существенные отличия в механизме формирования зависимости и признаках заболевания.

Во-первых, в силу особенностей строения женского организма, зависимость у женщин формируется гораздо быстрее, чем у мужчин. Во-вторых, на первом этапе возникновения зависимости мужчина еще способен усилием воли нормализовать потребление спиртного, женщинам же это удается значительно хуже. В-третьих, при возникновении алкогольной зависимости у женщин сильнее падает самооценка, и именно поэтому женщину сложнее вернуть к нормальному образу жизни. И, наконец, в-четвертых, на внешность и фигуру женщины алкоголь накладывает отпечаток гораздо раньше, и признаки деградации проявляются у них быстрее.

Существуют отличия и при лечении болезни. Так, если у женщины появляется партнер, которому она может отдать свое душевное тепло, перед которым она может раскрыться, у нее появляется больше шансов на излечение. Более пластичная женская психика позволяет ей с большей легкостью, нежели мужчине, менять свое окружение, вырываясь тем самым из пут зависимости. Другое дело, что удается это далеко не всегда. Ведь причиной заболевания многих женщин является заниженная самооценка, страх перед мужчинами, наличие сексуальных проблем и — как следствие -одиночество. И выбраться из подобной ситуации самостоятельно очень сложно. Однако своевременное обращение к специалисту поможет ей решить все эти проблемы, научиться выражать эмоции, строить личные отношения, добиваться успеха в жизни и получать от нее удовольствие.

Есть своя особенность и у пивного алкоголизма. Пожалуй, о нем имеет смысл поговорить поподробнее, так как наибольшую опасность  он  представляет для  подростков  и   молодежи.

Производители пива пытаются убедить общество в том, что это напиток не просто безвреден, но даже и полезен. Между тем врачи-наркологи обеспокоены ростом именно пивной зависимости.

Особенность пивного алкоголизма — его незаметное развитие. К тому же пиво в большей степени, нежели другой алкоголь, влияет на работу почек, ведет к нарушению сердечной деятельности. Поскольку оно дешевле и «легче» вина и водки, его употребляют в больших количествах, не догадываясь о последствиях. В этом, пожалуй, его главное коварство. Если мужа, регулярно пьющего вино или водку, любая жена через некоторое время начинает призывать к порядку, то во множестве семей не видят ничего предосудительного в том, чтобы выпить бутылку пива перед телевизором. Если такой обычай укореняется, можно смело говорить о зависимости.

Как и в случае с крепкими спиртными напитками, проверить себя достаточно просто: если в течение недели человек не испытывает желания выпить пива, то зависимость (прежде всего психическая) пока не сформирована, речь идет просто о привычке, которую можно и следует скорректировать.

Любителям пива стоит внимательней присмотреться к своему образу жизни, так как пивной алкоголизм пусть медленно и незаметно, но перерастает в конечном итоге в серьезную алкогольную зависимость, ибо рано или поздно начинают действовать стандартные механизмы ее развития. В какой-то момент с помощью пива былого эффекта достичь уже не удается из-за повышения толерантности, и человек переходит к употреблению более крепких напитков (так же многие наркоманы, начиная «с легких» наркотиков, «пересаживаются» на героин). Врачам-наркологам хорошо известно, что дорога к их кабинетам проторена простодушными «жертвами рекламы», что иногда она начинается с бутылочки пива по вечерам.

Самое губительное для человека с формирующейся алкогольной зависимостью, по мнению специалистов, — это лежание на диване с телевизионным пультом в руке. Во-первых, отсутствие активной (и созидательной) деятельности уже само по себе обедняет личность и ведет к ее деградации. Во-вторых, невероятное количество рекламных роликов о пиве настолько сильно давит на сознание и подсознание, что противостоять этому давлению зачастую нелегко и здоровому человеку, не говоря уже о больном. В рекламе процесс потребления пива выглядит столь привлекательно, вызывает такие яркие ассоциации с веселым дружеским общением,

раскованностью, стильностью, что устоять перед искусом бывает очень трудно. Более того, едва ли не каждый час с экрана нас настойчиво призывают «сбегать за…(любая марка на выбор)». Следствие столь активной психологической обработки — пивной алкоголизм, наиболее быстрыми темпами развивающийся среди молодежи. Ведь именно молодежь легче всего поддается внушению, и именно она, в силу неустойчивости психики, отсутствия жизненного опыта и умения противостоять обстоятельствам, наиболее подвержена разного рода аддикциям (зависимостям).

  1. Запой-демон смерти.

Итак, алкогольная зависимость сформирована. Попав в ее тиски, человек вбе глубже погружается в трясину пьянства, и на определенном этапе развития болезни у него начинаются запои.

Однажды пьющий человек обнаруживает, что после очередного возлияния привычная похмельная доза перестает на него действовать, что организму «для поправки» требуется гораздо больше спиртного. Не находя ни физических, ни моральных сил для сопротивления патологическому влечению, он снова тянется за стаканом. Таким образом, пьянство продолжается и на второй день. К третьему дню отравление организма усиливается, равно как и потребность опохмелиться. Для того чтобы снять теперешний похмельный синдром, спиртного требуется больше, чем накануне, и, выпивая, алкоголик уже не столько восстанавливается, сколько снова пьянеет. Так человек сам загоняет себя в угол: чем больше он пьет, тем больше ему нужно. А дальше под действием непрерывной интоксикации нарушается сон, аппетит, да и с сознанием начинает твориться нечто непонятное: появляются страхи, усиливается депрессивное состояние…

Промаявшись таким образом от нескольких дней до нескольких недель, некоторые бедолаги все-таки «выныривают» из запоя, постепенно снижая дозу, переходя на более легкие напитки. Однако многих из них по выходе ожидает весьма неприятный сюрприз: на третий-четвертый день трезвой послезапоинои жизни у них начинаются «видения» — зрительные или слуховые галлюцинации, та самая белая горячка, она же делирий, она же «белочка» (как именуют ее обитатели психиатрических клиник). Эта вот «белочка» порой и подталкивает алкоголиков набросить на себя петлю, швыряет их из окна, заставляет гоняться с топором за женой

и детьми. Содержание алкогольного бреда могло бы стать сюжетом триллера. Современные методы лечения позволяют справиться с делирием. Однако для некоторых алкоголиков такие «забавы» заканчиваются весьма трагично: у них возникает органическое поражение нервной системы, ведущее к полному и неизлечимому

слабоумию.

Чем чаще и длительнее запои, тем глубже и жестче зависимость, тем стремительней деформируется психика человека, рвутся социальные связи, трансформируются этические нормы. Окружающие наблюдают, как вполне приличный еще недавно человек превращается в психически неуравновешенного, суетливого, лживого, жестокого и эгоистичного субъекта.

Впрочем, об окружении алкоголика разговор особый, и нам он еще предстоит. А пока вернемся к нашему зависимому и проследим его дальнейший путь. Так вот, на определенном этапе заболевания у него начинает снижаться устойчивость к алкоголю. Для опьянения ему нужна все меньшая доза. Это объясняется тем, что под непрерывным воздействием алкоголя клетки печени начинают замещаться соединительной и жировой тканями (именно этот процесс и называется циррозом). А чем меньше здоровых клеток в печени, тем, соответственно, меньше она способна выработать алкогольдегидрогеназы, расщепляющей спирт. В конце концов, если алкоголик не умирает от цирроза печени, ему бывает достаточно нескольких глотков спиртного, чтобы прийти в бессознательное состояние. Потом опять страшное утро, поиски спиртного, к этому моменту являющегося почти единственным источником энергии. Таким образом, алкоголь на третьей стадии заболевания, окончательно овладев обменом веществ у человека, заменяет ему почти все «белки, жиры и углеводы» вкупе с витаминами и микроэлементами. Это несчастный, разрушенный человек.

Врач-нарколог Наталья Яковлевна Кучеревская объясняет природу запоя с философских позиций: «В философии существует множество теорий, объясняющих отношения человека с миром. Одна из них — теория инстинктов. Базовый постулат ее гласит: появляясь на свет, все мы в равной степени «заряжены» инстинктом жизни и инстинктом смерти. Оттого, какая из составляющих будет брать верх, зависит продолжительность и качество жизни человека. Люди, у которых верх начинает одерживать инстинкт смерти, бессознательно строят свое поведение так, чтобы как можно быстрее приблизить свой печальный финал. Именно для них характерны всевозможные

зависимости, склонность к другим формам саморазрушающего поведения. Аутоагрессия ведь тоже ничто иное как проявление инстинкта смерти с ее стремлением поскорее уничтожить человека.

Этот же дьявол смерти правит свой страшный бал в душе запойного алкоголика. Что такое запой? Это стремление уйти из жизни, медленной самоубийство. В этом состоянии больного просто нет, он не живет. На поверхности остается лишь оболочка человеческого существа, внутри же — демон-диктатор. И вся человеческая энергия уходит на ублажение и обслуживание этого монстра. Казалось бы, человек ни один раз испытал все «прелести» алкогольного отравления, видел, к каким проблемам приводит неумеренность в употреблении спиртного, так почему же он непрестанно наступает на одни и те же грабли? Но в том-то и беда, что человек, движимый инстинктом смерти, умом понимает пагубность своего поведения, однако самостоятельно остановиться не может.

Так что же делать, чтобы тот, над кем властвует страшный инстинкт, не был обречен на скоротечное «сгорание»? К счастью, развитие современной психотерапии способно повлиять на этот процесс. Существуют эффективные психотехнологии, которые могут пробудить в больном жажду жизни. Работая в паре с пациентом, воздействуя на его подсознание, врач помогает алкоголику выбраться из страшного омута, в который его затягивает дьявол смерти (но необходимо помнить, что действовать нужно сообща). Больной должен сильно разозлиться, чтобы одолеть своего демона.

Но игра стоит свеч. После лечения энергия, ранее направленная на разрушение человека, переводится в новое русло. Теперь она пробуждает в человеке жажду деятельности, скрытые творческие способности. Больной чувствует себя словно заново родившимся. Общаясь со своими пациентами, я вижу, как они буквально на глазах преображаются. Наверстывая упущенное, человек начинает активно творить, решая сложные задачи, он добивается впечатляющих результатов. Безусловно, если оставить пациента один на один с этим огромным энергетическим потенциалом, он станет подобен дикому зверю, мечущемуся в четырех стенах клетки. Но врач-психотерапевт помогает своему подопечному найти направление для выхода энергии.

И вот, еще недавно безвольные, запутавшиеся люди обретают полноценную жизнь: рожают детей, строят дома, защищают диссертации…»

Одна беда: из 100 процентов пьющих в нашей стране, 70 процентов алкоголиками себя не считают. А многие из оставшихся 30, признавшихся в своей болезни, находятся в той последней стадии, лечить которую весьма и весьма непросто.

  1. Шанс дается каждому (подходы к лечению алкоголизма, методы лечения),

У человека всегда есть шанс прервать это движение к гибели. Приняв решение лечиться, он получает возможность вернуться в общество, наладить взаимоотношения в семье, вернуть любовь и уважение близких.

Для начала стоит сказать несколько слов о подходе к лечению алкоголизма.

Существует три подхода; этиологический (устранение причины, вызвавшей заболевание), патогенетический (воздействие на механизмы развития зависимости) и, наконец, симптоматический (ликвидация проявлений болезни).

К симптоматическому лечению относится дезинтоксикация (купирование запоя), выведение из организма отравляющих веществ, медикаментозное лечение, направленное на восстановление нервной системы, печени, других внутренних органов, словом, курс терапии, помогающий организму вернуться в русло нормальной жизнедеятельности.

В рамках патогенетического подхода применяются методы, устраняющие тягу к спиртному (ведь для того, чтобы предотвратить дальнейшее развитие заболевания, необходимо прекратить употребление алкоголя). Существуют медикаментозный методы («Торпедо», «Эспераль»), методики с использованием специальной аппаратуры (коннекционное блокирование), а также воздействие с помощью гипноза (кодирование по Довженко).

Наиболее распространенный метод патогенетического лечения — внутривенное введение препарата «Торпедо». Это препарат двойного действия. Первое его действие на организм заключается в том, что, находясь в межклеточном пространстве, он окружает сосуды и клетки своеобразным кольцом. При введении препарата в теле возникает ощущение мелкого покалывания. В случае попадания алкоголя в организм, лекарственное вещество неизбежно реагирует со спиртом, что приводит к ухудшению самочувствия, тяжелым последствиям.

Второе действие препарата «Торпедо» реализуется на биохимическом уровне. С одной стороны, препарат заставляет клетки печени (гепатоциты) снижать выработку фермента алкогольдегидрогеназы, доводя ее до нормы. Одновременно, воздействуя на специализированные клетки головного мозга, «Торпедо» стимулирует выработку эндогенного спирта (ведь у изрядно пьющего человека выработка внутреннего спирта сильно снижается). Еще одно лечебное действие препарата проявляется в торможении центров алкоголизма в коре головного мозга, так, что у больного исчезает навязчивая тяга к спиртному.

К аппаратным методикам относится коннекционное блокирование*. Вам уже известно, что у человека, злоупотребляющего спиртным, в головном мозге существует центр алкогольной зависимости. Этот центр называется алкогольной доминантой. Доминанта связана с другими центрами и подчиняет себе их деятельность.

Во время лечебной процедуры врач при помощи специального прибора формирует у пациента новый центр (или блок), берущий в своеобразное кольцо алкогольную доминанту и сжимающий ее до размеров точки. Таким образом, связь алкогольной доминанты с другими центрами прерывается, и она теряет контроль над поведением человека. После применения такого метода у больного возникает стойкое равнодушие к спиртному.

К патогенетическим методам лечения относится и метод кодирования, разработанный украинским врачом-наркологом Довженко. Кодирование — это коррекция доминанты. В процессе лечения больной находится под гипнозом. В этом состоянии происходит восприятие некоего словесного кода, который фиксируется на уровне подсознания. Результат — равнодушие пациента к спиртному. Наиболее действенен этот метод в отношении людей восприимчивых. Поэтому перед началом лечения врач проводит тесты на чувствительность пациента к гипнозу.

*Суть процедуры заключается в том, что в головном мозге человека устанавливаются новые условно-рефлекторные связи. Аппаратное воздействие на синокаротидные зоны (область разветвления сонных артерий), стимуляция зрительных бугров гипоталямуса посредством раздражения зрительных нервов и воздействие на специальные биологически активные височные точки вызывает разлитое торможение в коре головного мозга, генерацию тормозящих импульсов в области алкогольной доминанты и приводит к формированию новых межнейронных связей и образованию блокирующего центра.

Высоко эффективен метод кодирования, если его применять при групповом лечении. Психологам хорошо известно, что при наличии в группе нескольких наиболее внушаемых людей, повышается и внушаемость остальных членов группы.

Помимо этого в Клинике «Инсайт» применяется имплантация препарата «Эспераль» (дисульфирама натрия) в виде порошка или таблеток в мышцу больного. В народе это процедура известна как «вшивание». Через некоторое время препарат растворяется и постепенно, очень медленно всасывается в кровь. Пока человек не употребляет спиртного, препарат не оказывает на организм никакого отрицательного воздействия. Но при попадании в организм алкоголя извне, он вызывает спазм сосудов, нарушение кровотока, кислородное голодание всех клеток организма, некроз органов. Отсюда — инсульт, инфаркт, острая печеночная недостаточность… Сам по себе этот метод довольно суров и ставит пациента в очень жесткие рамки: в этом случае его заставляет отказаться от алкоголя страх — страх смерти.

Для применения любой из указанных методик существует обязательное условие: пациент должен быть трезвым не менее пяти дней.

Кроме того, для каждого из этих методов есть свои показания и противопоказания. Так, наличие у пациента психических (шизофрения, эпилепсия, дебилизм) и некоторых неврологических заболеваний является противопоказанием для коннекционного блокирования. Если человек перенес инфаркт миокарда или получил черепно-мозговую травму, блокирование ему можно осуществлять не раньше, чем через два месяца.

Для препарата «Эспераль» противопоказание — наличие аллергической непереносимости, для «Торпедо» — аллергическая непереносимость, черепно-мозговая травма и инфаркт. Необходимо, чтобы после окончания лечения прошло два месяца.

Целесообразность лечения тем или иным методом определяет врач. Решающими факторами при выборе методики являются возраст, индивидуальные особенности, характер биохимической зависимости и ряд других параметров.

Что касается осложнений (так называемого «вреда кодирования»), мнение специалистов однозначно: методы, применяемые в Клинике «Инсайт», безопасны для жизни и здоровья пациента. Во-первых, они основаны на формировании условного рефлекса, обуславливающего равнодушное отношение к спиртному.

Благодаря технологии лечения и участию специалиста происходит это очень быстро, почти моментально.

Во-вторых, никакие функции организма, от которых зависит здоровье человека, не задействуются.

В третьих, все используемые в процессе лечения медикаменты проверены и одобрены Министерством здравоохранения.

В- четвертых, все методики проверены временем и находятся в руках профессионалов. И, безусловно, необходимо выполнять рекомендации, которые дает врач, придерживаться правил, оговоренных как на консультации, так и в контракте. В индивидуальной беседе врач подробно объясняет каждому пациенту, что с ним может быть в том или ином случае, как избежать возможных неприятностей.   •’,

Кроме того, очевидно, что пьянство наносит человеку вред, несоизмеримый с трудностями, которые могут возникнуть в процессе лечения.

  1. Что происходит с человеком после кодирования, и

зачем нужна психотерапия?

После кодирования у некоторых пациентов наступает период адаптации, связанный с отменой алкоголя. Он длится около двух-трех недель. В это время различные центры в нервной системе начинают работать по-другому. Постепенно состояние человека приходит в норму. Для улучшения состояния можно попить чай с мятой, душицей, воспользоваться валерьянкой.

Кроме того, очень важно, чтобы больной чувствовал поддержку своих близких, которым в это время необходимо быть к нему более чуткими и внимательными.

Сеанс кодирования, «вшивания» занимает обычно немного времени, а вот процесс реабилитации длится не менее года. В Клинике «Инсайт» контракт с больным заключается именно на этот срок. В соответствии с этим документом первая встреча назначается больному через месяц после начала лечения. Периодически врач снова приглашает к себе пациента. Заключительная встреча проходит в конце года. Само собой разумеется, пациент может обратиться к своему врачу в любое время, когда почувствует в этом необходимость.

Если же после лечения пациент научиться контролировать

свое поведения и трезвость будет для него психологически комфортным состоянием, то время от времени (примерно раз в год) он станет проходить противорецидивное лечение, и сможет жить полноценной жизнью.

Зачастую одного кодирования явно недостаточно. Необходимо также, чтобы с пациентом и его семьей работал врач психотерапевт.

Во второй главе рассказывалось об аутоагрессии, и, как Вы поняли, алкоголизм — лишь один из многих способов выражения агрессии человека в отношении самого себя. Стало быть, после того, как пройдено патогенетическое лечение, необходимо начинать работу в рамках этиологического подхода, иначе человек может прибегнуть к другим формам саморазрушения. Оставаясь наедине с теми же проблемами, которые подтолкнули его к рюмке, он по-прежнему не умеет их решать, не способен приспособиться к жизни. Именно другие формы саморазрушения иногда ошибочно трактуются как осложнения. На самом же деле это сигнал того, что нужно продолжать лечение.

В чем же сущность этиологического подхода? Этиология переводится с греческого как «наука о причинах». Это значит, что работа в рамках этиологического подхода направлена, прежде всего, на устранение причин, приведших человека к злоупотреблению алкоголем. У каждого человека они сугубо индивидуальны, поэтому мы говорим лишь о группах или типах этих причин.

Конечно, невозможно коренным образом изменить ни традиции, ни экономическую ситуацию. Но врачу и его пациенту вполне по силам работа с личностными проблемами больного, его ближайшим окружением. Речь идет об индивидуальной и сем,ейной психотерапии.

Врач-психотерапевт помогает больному разобраться в себе, понять, какой душевный дискомфорт привел его к пьянству.

Иногда выявить собственно те причины, которые заставили человека пить, невозможно: болезнь давно развивается по своим законам, сам человек сильно изменился, обстановка, в которой он живет тоже уже иная. Но обнаружить причины, поддерживающие алкоголизм, можно и нужно.

Психотерапия — это основное направление этиологического подхода. Психотерапевтические техники позволяют перенаправить агрессию вовне, в окружающую среду. Причем очень важно, чтобы энергия разрушения стала созидающей, творческой и использовалась человеком во благо.

Кроме того, с человеком проводится работа по научению новому способу взаимодействия с окружающим миром, другими людьми, не завязанному на употреблении спиртного. Говоря образно, лечащий врач помогает пациенту открыть для себя новые горизонты. Иногда многим из нас кажется, что та или иная ситуация зашла в тупик. Но всегда ли из тупика нет выхода? Когда идешь по тропинке, предел видимости ограничивается несколькими метрами. Стоит только взобраться на холм, как обзор увеличивается, и оказывается, что тропинка вовсе не одна. Когда же человек видит землю из иллюминатора, у него захватывает дух от разнообразия дорог, по которым можно путешествовать. Психотерапевт помогает пациенту увидеть свои проблемы не «из глубины стакана», а с высоты птичьего полета, посмотреть на них как на задачи, которые интересно решать.

Сейчас в Клинике «Инсайт» успешно применяется новая уникальная программа работы с людьми с алкогольной зависимостью «АПТАЙМ». Она универсальна и подходит как для тех, кто уже проходил лечение (кодирование, «Торпедо» и др.), так и для людей, недавно осознавших свою зависимость.

Программа включает в себя:

  • устранение глубинных причин и проблем, приведших к
    употреблению алкоголя;
  • комплексный подход на всех уровнях;
  • обучение свободно управлять собственными состояниями
    и желаниями; снятие стресса и приобретение навыков
    управления эмоциями в стрессовых ситуациях;
  • помощь в решении актуальных проблем на глубинном
    уровне; семейную реабилитацию, адаптацию к новому
    состоянию близкого человека;
  • долговременное сопровождение и помощь в построении
    взаимоотношений с окружающими.

Лечение проводят врачи-психотерапевты. В работе используются современные психотерапевтические методы, которые специально разработаны для помощи людям с алкогольной зависимостью и их семьям.

  1. Причины срывов. Их профилактика.

Зачастую срывы у пациентов, давно не употреблявших алкоголь, кажутся неожиданностью. Но у каждого такого срыва есть свои предвестники. Срыв можно предугадать по появлению

раздражительности, придирчивости, поиска повода для ссоры с близкими, плохого настроения и сна, повышенного интереса к алкогольной тематике (нюхает алкогольные напитки, обсуждает их свойства, стремится в компанию выпивающих), зависти к тем, кто расслабляется при помощи спиртного (ощущение себя белой вороной), регулярных «алкогольных» сновидений.

Для предотвращения срывов важно вовремя обратить внимание на эти признаки и провести профилактическое лечение.

Если же время упущено, и срыв все-таки произошел, нужно идти к своему наркологу, а не впадать в отчаяние, заявляя: «Я так и знал, что из этой затеи с лечением ничего путного не получится!» Любой специалист убежден: если сам больной (а не только его окружение) настроен на лечение, результат непременно будет положительным.

Причины срыва после лечения могут быть самыми разными. Наиболее распространены среди них следующие:

больной бросил пить, но так и не научился бороться со

стрессом;

он по-прежнему не умеет решать свои проблемы;

он-то начал вести трезвый образ жизни, но люди,

окружающие его, предпочитают проводить время «за

бутылкой»;

он отказался от спиртного, но не знает, чем себя занять,

не справляется с внутренним напряжением, остро

реагирует на любое замечание в свой адрес;

наконец, он сам не стремится к трезвости и отправился

лечиться под чьим-то нажимом.

Срыв может спровоцировать и еще одна довольно распространенная ситуация: после лечения у больного исчезает навязчивая тяга к спиртному, организм вроде бы приходит в норму, и вот тут-то у него и возникает иллюзия, что теперь он полностью здоров и может самостоятельно контролировать потребление спиртного… Здесь как раз и кроется главная опасность! Пациенту важно понять: если он действительно решил выбраться из алкогольного плена, то ему необходимо исключить алкоголь из своей жизни на длительный срок.

Иногда бывает, что алкоголь попадает в организм случайно (хотя сами врачи с большим сомнением относятся к рассказам больных о том, как они «случайно проглотили глоток-другой водки»). В подобных случаях нужно сразу же сделать промывание желудка и обратиться к своему врачу-наркологу.

После лечения накладывается категорический запрет не только алкогольные напитки, но и на все спиртосодержащие лекарства: микстуры, настойки, экстракты и т. д. В течение первого месяца пролечившемуся не рекомендуется бывать на вечеринках и застольях.

К сожалению, в нашей культуре настолько сильны алкогольные традиции, что бывает очень трудно уберечь больного от срыва. Провоцируют его буквально на каждом шагу. Вот, скажем, только что он «вшился» или закодировался, а у кого-то из родственников тут как тут день рождения. Приглашаются гости, покупается спиртное, его зовут к столу… А потом окружающие удивляются: «И как это он не удержался? Ведь только что лечился!» И таких примеров можно привести сколько угодно. А между тем именно семья, друзья, работа должны стать для человека основной поддержкой в его борьбе с зависимостью, в формировании новых, социально приемлемых аддикций (привычек).

Опытный врач-нарколог Вадим Викторович Скворцов говорит: «Своим пациентам в качестве поддерживающего средства я обычно рекомендую «препарат три С» — спорт, сауна, секс». Таким образом, чем разнообразнее и содержательнее будет жизнь человека, возвращающегося к трезвости, тем успешнее будет проходить лечение.

Приступая к лечению, любой врач понимает, с какими трудностями придется столкнуться его подопечному, да и ему самому, сколько душевных сил потребуется от них обоих. Ведь особенности российского менталитета, сложившиеся под многовековым опытом проживания в условиях тоталитаризма, связаны с жесткой системой запретов и ограничений. Так, что многим пациентам приходится заново учиться выражать свои эмоции, реализовывать агрессию.

В последнее время реклама пытается сформировать у людей мнение, что алкоголизм можно вылечить без ведома больного, добавляя ему в пищу и напитки специальные препараты, отбивающие тягу к спиртному. Количество рекламируемых препаратов увеличивается с каждым годом, но врачи-наркологи убеждены, что таким способом никого излечить нельзя. Максимум, что могут сделать эти добавки, так это облегчить похмельное состояние. К сожалению, подобная реклама — это всего лишь спекуляция на чувствах отчаявшихся жен, любым путем стремящихся вытянуть своих мужей из зависимости.

  1. Алкогольная зависимость и семья.

Чаще всего главную трудность для «завязавшего» представляет налаживание отношений в собственной семье. Вообще, отношения между мужем и женой, родителями и детьми в пьющей семье — предмет особого разговора. Алкоголизм — проблема семейная. То есть, для того, чтобы добиться хороших результатов при лечении этого заболевания, необходимо работать не только с самим больным, но и его ближайшим окружением, в первую очередь, с женой (ведь именно она наиболее тесно связана с проблемами своего пьющего мужа).

Как это происходит, можно увидеть, анализируя игру «Алкоголик». Речь в данном случае идет не об «игре» в привычном ее значении, а о способе стереотипных отношений между людьми, имеющем определенную последовательность и предсказуемый результат. Сознательно или бессознательно затевая какую-то игру, человек, безусловно, надеется на некий выигрыш, а для его достижения навязывает партнерам свои правила.

Понятие игры ввел в психотерапию Эрик Берн, известный американский теоретик психоаналитического направления. И наличие игровых факторов в развитии алкогольной зависимости признается практически всеми наркологами и психотерапевтами.

Игру «Алкоголик» Э. Берн описывает так: «В анализе игр не существует ни алкоголизма, ни алкоголиков, а есть роль Алкоголика в некоторой игре. В полностью развернутом виде эта игра предполагает пять участников, но она может вестись и при участии двух игроков». Нетрудно догадаться, кто эти двое: ведущая роль принадлежит, конечно же, самому алкоголику, а оставшиеся роли -Преследователя, Спасателя, Простака и Подстрекателя — вполне под силу исполнять его жене.

И в самом деле: встречая в полночь пьяного мужа, раздевая его, позволяя ему срывать на себе зло, она — типичный простак, позволяющий «ехать на себе». Утром эта же самая женщина становится Преследователем и начинает эмоционально, взвинчено обвинять мужа во всех грехах, начиная от «загубленной молодости» и кончая неправильно вбитым (или не вбитым) в стенку гвоздем. Вечером, видя, что муж снова намерен улизнуть из дома, жена превращается в Спасителя и умоляет мужа отказаться от дурных привычек. И, наконец, устраивая дома вечеринку со спиртным по поводу своего дня рождения, или любого другого праздника, она становится прямым Подстрекателем.

На более поздних стадиях Алкоголик может обходиться и без Спасателя с Преследователем, но он терпит их, если они соглашаются создавать ему жизненно необходимые условия. Куда сложнее ему обойтись без Простака — сочувствующего субъекта, с которым возможна психологически нагруженная игра «На следующее утро», где алкоголик может всласть позаниматься самобичеванием (а на самом деле — потаканием собственным слабостям). А вот запойные пьяницы, считает Берн, морально уже не страдают. Очевидно для них главный выигрыш в этой игре — возможность отключиться от атмосферы психологического давления, в первую очередь, со стороны жены. Как уже было сказано, «Алкоголик» — игра семейная. Казалось бы, не поддайся жена на уловки мужа, начни жить собственной полноценной жизнью, и он потеряет всякий интерес к пьяным выходкам. Но, увы, в данной ситуации алкоголь поражает самое уязвимое: нарушенную гармонию взаимоотношений в семье.

Что можно чаще всего увидеть в алкогольной семье? С одной стороны — глава семьи, не способный адаптироваться к сложному современному миру, предпочитающий «спрятаться за бутылкой» от жизненных проблем, а с другой — жена, стремящаяся держать все под контролем, диктовать правила поведения всем своим близким.

Жены — «учительницы» — это целое понятие в психологии. Суждения их безапелляционны, они все знают, все умеют, всегда правы. Такие дамы наполнены зажатой агрессивностью, и им просто необходимо, чтобы рядом находился «козел отпущения», на которого можно было бы свалить вину за все свои неудачи. Главный их выигрыш в этой игре — чувство вины у мужа, спекулируя на котором, супругом можно манипулировать. Ведь покуролесив несколько дней, он потом будет заглаживать свой проступок, станет «шелковым», а женщина сможет управлять им с ощущением справедливости происходящего. Однако за внешней властностью таких женщин скрывается другое — страх перед мужчиной. Так же как у мужчины -страх перед женщиной. Так, сведенные вместе какой-то неведомой силой (или определенным жизненным сценарием), бедняги обречены на взаимное мучение. Чем больше женщина стремится «спасти» своего спутника жизни, чем больше бегает за ним, пытаясь контролировать, тем больше он пьет, не видя иных способов вырваться из этой рабской зависимости.

Закономерен вопрос: если у человека такая жена, то почему бы ему, решившему начать новую жизнь, не расстаться с ней? Или наоборот, ей не расторгнуть неудачный брак? Однако специалисты

говорят, что подобное случается достаточно редко. Как ни странно, алкоголизм сплачивает семью. И хоть сплоченность эта болезненна и уродлива, но партнеры уже не могут существовать друг без друга. Расклад ролей в игре «Алкоголик» (равно как и сама игра) на самом деле устраивает всех ее участников.

Поэтому женщины, у которых перестает пить муж, должны понимать, что им нужно многое изменить в себе. Они должна быть готовыми к тому, что переменившийся мужчина станет требовать перемен и в своем окружении. В связи с этим наркологам часто приходится слышать и такое: «Хорошо было, когда муж пил…»

Даже если сама жена настаивает на том, чтобы муж прошел лечение, ей самой нужна помощь психотерапевта, ей самой нужно выбраться из этого порочного сценария. Не научившись строить отношения в семье открыто, на основе взаимного доверия и уважения, она неосознанно будет снова и снова провоцировать супруга на срыв.

Вообще же, если в семье нет доверительных отношений, то жене бывает очень трудно убедить мужа в необходимости лечения. Дело в том, что пьющему человеку психологически сложно признать себя больным. На медицинском языке это явление называется анозогнозия. Кстати, при многих тяжелых заболеваниях вроде рака, человек, не признавая себя больным, продолжает вести себя так, словно бы заболевания нет, что приводит к плачевным последствиям. Поэтому главная задача для окружения алкоголика — помочь ему осознать наличие болезни, убедить в необходимости лечения. Обманывая себя и других, он до последнего станет утверждать, что может пить, а может бросить в любой момент. Эти заверения слышатся даже тогда, когда алкоголик «ныряет» из запоя в запой.

Однако существует довольно объективный метод, в котором роль «зеркала» способен выполнять обычный календарь. Специалист Клиники «Инсайт» Павел Владимирович Старощук советует своим пациентам и их родственникам: «Повесьте обычный настенный календарь и отмечайте в нем дни, когда человек выпивает.

Скорее всего, первой реакцией со стороны испытуемого на результаты теста будет «ну, я же говорил, что могу пить, а могу и не пить». В этом случае стоит проверять его в течение еще нескольких месяцев. Возможно, что в первое время кружочков в календаре будет действительно немного, но зато потом их станет более чем достаточно. Тут уж, как говорится, доказывать больше нечего. Пора действовать.

Для надежности Вы можете работать с двумя календарями одновременно. Бывает, что разозленный результатами «тестируемый» в сердцах срывает календарь со стены и уничтожает его. Но в этом случае в сохранности остается другой экземпляр «теста», который по окончании эксперимента можно будет показать пьющему человеку.

Правда, этот способ эффективен для первой стадии, когда зависимость еще только формируется. Запойный алкоголик может держаться без спиртного полгода, а то и год, но потом, как правило, срывается в многодневный запой. У некоторых пьющих и их близких может возникнуть иллюзия: ну, подумаешь, погулял человек неделю-другую, зато потом весь год ходит трезвый. На самом деле любой врач знает: механизм запущен, болезнь развивается, промежутки между запоями неизбежно сокращаются, а сами запои становятся все более продолжительными. Да и надо ли говорить, насколько «бьет» по организму подобное поведение.

Как уберечь детей от алкоголизма?

Не менее подробно стоит поговорить и проблеме «отцов и детей» в пьющих семьях. Не секрет, что зачастую болезнь словно бы передается по наследству: и дед пил, и отец пил, и сын пьет, да и внуку, видимо, уготовано печальное будущее. При этом генетическая передача алкоголизма не доказана достаточно убедительно. В связи с этим специалисты говорят не о генетической природе заболевания, а передаче по наследству определенных поведенческих стереотипов, отношения к жизни.

Рассказывая об этом процессе, врач-психотерапевт, психоаналитик Павел Владимирович Старощук обращает внимание на следующие моменты:

— В биологии существует такое понятие как импритинт -глубокое запечатление в мозгу детеныша модели поведения и отношения к жизни родителей. На этом основан процесс воспитания всех млекопитающих. Взрослая особь как бы говорит своему потомству: делайте как я. У человеческих детенышей происходит то же самое. В возрасте от одного до пяти лет они жадно впитывают информацию об окружающем мире. Особенно пристально они наблюдают за теми, кто находится рядом постоянно, то есть за родителями. Их образ жизни, манера поведения навсегда останутся для них эталоном. Известно выражение: с чистого листа. Это

относится и к процессу воспитания. Можно, конечно, корректировать поведение человека на протяжении всей его жизни, но куда как проще закладывать основы здорового отношения к себе и миру с самого рождения.

С чем сталкивается маленький человек в алкогольной семье? С одной стороны — это пьющий отец, формирующий совершенно определенный стереотип поведения, с другой — постоянная тревога, напряжение, контроль со стороны матери. Эти-то три фактора -напряжение, тревога и контроль — и лежат в основе любой наркотической зависимости.

О механизмах развития алкогольной зависимости у взрослого человека Вы уже знаете. У ребенка из пьющей семьи, во взрослом состоянии развитию алкоголизма способствуют следующие причины: не умение заботиться о себе, заниженная самооценка, сложности в отношениях с людьми и не умение управлять своими эмоциями.

О каждом из этих нарушения стоит сказать отдельно.

Способность заботиться о себе начинает формироваться у малыша с самого раннего возраста. Но часто мамы совершают ошибки, имеющие далеко идущие последствия: либо мать старается сделать все сама за ребенка, оберегая свою «кровиночку», либо начинает заставлять убирать за собой насильно, со скандалом. Наиболее правильный способ поведения взрослого в этой ситуации — мягко, не раздражаясь, но добиться все же выполнения сказанного. К сожалению, во многих семьях распространен иной метод воспитания: тычок, шлепок, окрик…Не меньше ошибок совершают родители, когда деформируют самооценку ребенка. Скажем, встречая пьяного мужа, мать обращается к ребенку: «Вот, посмотри на своего папашу! И ты станешь таким же!» таким образом, сама того не осознавая, она программирует сына, и можно не сомневаться, что он пойдет по стопам отца. Точно так же, говоря ребенку «ты растяпа, из тебя ничего не получится в жизни», едва ли можно надеяться, что из него сформируется свободная, уверенная в себе личность. Правильнее как можно чаще хвалить своего ребенка, поощрять его в случае успеха, а в случае промаха или провинности говорить ему: «Ты хороший, все у тебя получается, но вот сейчас ты это сделал плохо».

Людмила Викторовна Юрганова, психолог, работающий в Клинике «Инсайт» с детьми и подростками, считает: «Если в семье заинтересованы в том, чтобы ребенок вырос хорошим, вокруг него должно быть как можно меньше всяческих регламентации, запретов а как можно больше любви! Конечно, очень сложно определить, где проходит грань между отсутствием запретов и вседозволенностью, но в этом и состоит талант воспитателя, чтобы помочь ребенку найти верные пропорции в его «хочу» и «надо».

Большая опасность подстерегает и тех родителей, которые сознательно или бессознательно формируют у своего ребенка чувстве вины. Как и от чувства страха, от чувства вины избавиться довольно сложно, а некоторым и вовсе не удается. Чувство вины -это следствие,заниженной самооценки и одна из предпосылок возникновения наркотической зависимости.

Задача взрослого состоит не в том, чтобы контролировать каждый шаг ребенка, «стараясь уберечь» его от возможных ошибок, а быть ему проводником в этом мире, открывая что-то новое. В подобных семьях атмосфера, как правило, дружеская и доверительная, конфликтов между поколениями не бывает, а сами дети растут уверенными в собственных силах, зная, что их всегда поймут и придут на помощь.

Для того, чтобы ребенок не попал под дурное влияние, очень важно научить его говорить «нет» неформальному лидеру его компании, коллектива, а это возможно только в том случае, если он умеет говорить «нет» родителям.

Не менее важно для ребенка научиться чувствовать себя победителем, социально значимой личностью. Лучше всего в маленьком человеке способны сформировать чувство победителя коллективные игры (в слова, в «догоняшки»). Выигрывая, он учится быть великодушным к побежденным членам команды. Проигрывая -адекватно реагировать на поражения, получая как бы прививку на возможные в будущем неудачи.

Также очень важно, чтобы взрослые как можно больше времени проводили со своим ребенком вне дома. Пусть это будет загородная прогулка, «путешествие» по городу. Не переживайте, что нет возможности сводить ребенка в боулинг или поиграть с ним в большой теннис. Кегли можно посбивать и простым мячом, а вместо теннисного турнира побывать, например, в обычном зоопарке или музее. Словом, просто показать ребенку, что кроме дома и школы есть и иные места, где может быть интересно».

Для нормального развития важно, чтобы у ребенка сформировался образ хорошего отца, как бы тот на самом деле себя не вел. Конечно, сложно находящейся во взвинченном нервозном состоянии женщине заставить себя внушать детям: «Ваш папа

хороший, а пьет он оттого, что у него есть сложности в жизни». Однако если этого не делать, то велика вероятность, что через некоторое время к пьющему отцу присоединится и сын.

К сожалению, в пьющих семьях женщины невольно настроены на то, чтобы воспитать своих сыновей безвольными и «ручными». У многих из них внутри сидит страх перед мужчиной, и, привыкнув контролировать каждый шаг мужа, столь же методично она лишает самостоятельности и сына.

Мамам, чрезмерно пекущимся о своих детях, нелишне было бы обратить внимание на поведение птиц. Доводилось ли кому-нибудь видеть, как голубка сталкивает своего подросшего птенца с карниза? Он пищит, сопротивляется, цепляется лапками за жесть, но птица знает, что ему пора отправляться в самостоятельный полет, и «безжалостно» подталкивает его к краю.

В странах, не испорченных цивилизацией, до сих пор существует обряд инициации. В определенном возрасте подростков (соблюдая соответствующие ритуалы) переводят с женской половины дома на мужскую, под опеку отцов, старших братьев и других родственников-мужчин. Отныне воспитанием юноши станут заниматься лишь они. В нашем же обществе женское воспитание преследует мальчиков и дома, и в школе, а атрибутами взросления для них становится курение и употребление спиртного. Что из всего этого выходит — понятно всем: воспитываемый жесткой и властной матерью, ребенок не может сказать «нет» сначала ей, а потом и неформальному лидеру своей компании, предлагающему ему попробовать спиртное или наркотики.

Павел Владимирович Старощук считает, что ряд ошибок в воспитании ребенка обусловлен мифом «мачо». Женщина, травмированная в детстве пьющим отцом, в зрелом возрасте -алкоголиком-мужем, внушает сыну, что тот должен стать настоящим мужчиной. При этом сама она плохо представляет, каким этот «настоящий мужчина» должен быть. На помощь приходит телевидение, предлагая полюбоваться на лихих красавцев, выходящих живыми и невредимыми из любой заварухи. Интересно, что частью этого образа являются сигареты и алкоголь. В итоге получается образ настолько противоречивый, что воплотить его в реальности практически невозможно.

Ну, а мальчик подросток, не обнаруживая у себя признаков «крутости», начинает либо переживать, испытывать внутреннее напряжение, либо старательно подражать, лихо закуривая, столь же лихо опрокидывая стакан, и, выпив, отправляясь искать приключения на свою голову.

Еще одно проявление этого мифа — запрет на выражение эмоций: не плачь, не позволяй другим видеть тебя слабым, нельзя, чтобы ты испытывал к кому-то жалость или сострадание. Все это приводит к тому, что, будучи взрослым, этот человек теряет способность распознавать свои эмоции. Скажем, в отношениях с женщиной он, подражая «крутым ребятам», будет жестким, бескомпромиссным и властным, при любом удобном случае станет стремиться спровоцировать ее на эмоциональный срыв, тем самым пытаясь понять, что он сам чувствует. Но за внешней бравадой у него будет таиться сильнейший страх перед женщиной. Ведь в его подсознании прочно сидит образ строгой матери. Алкоголь такому человеку как 6bi возвращает потерянные эмоции (будучи пьяным, общаться легче, да и хочется) и дает иллюзию контроля над ними. Из-за этого во многих кругах любое общение (кроме работы) подразумевает выпивку.

Безусловно, мужественность нужна человеку для уверенности, ощущения защищенности, но когда арена боевых действий переносится в постель…

Возможно, некоторым родителям стоило бы задуматься, действительно ли они должны помогать массовой культуре навязывать детям эти опасные мифы.

В качестве заключения хочется еще раз напомнить, что алкоголизм — это серьезное заболевание, поражающее не только тело человека, но и его психику, уродующая жизнь самого пьющего и жизни близких ему людей.

Однако не все так безнадежно, как может показаться в начале. Своевременное вмешательство профессионалов поможет не только разобраться, что происходит с пьющим человеком, но и увидеть возможность выхода из сложившейся ситуации. Специалисты, работающие в Клинике «Инсайт», обладают огромным опытом в лечении алкогольной и других химических зависимостей.

Обращаясь за помощью в Клинику «Инсайт», Вы доверяете свое здоровье профессионалам.

Клиника «Инсайт» отмечает в декабре 2004 года своё 14 летие. За время серьёзной работы сложились определенные черты, выделяющие «Инсайт» из ряда других аналогичных учреждений:

Высокая квалификация персонала. Весь персонал Клиники имеет высшее медицинское и психологическое образование. Врачи специализируются в различных областях психотерапии, имеют сертификаты Российской Медицинской Академии. Психоаналитики закончили Восточно-Европейский институт психоанализа в Санкт-Петербурге.

Солидность и престиж. Клиника является одним из крупнейших психотерапевтических учреждений в Сибири и обладает собственной лечебной базой, что позволяет создавать комфортную психологическую атмосферу. Специалисты Клиники состоят в «Первой общероссийской ассоциации врачей частной практики».

Опора на собственный научный потенциал. С успехом применяются авторские методики. Врачи Клиники активно ведут преподавательскую деятельность в Профессиональной Психотерапевтической Лиге и Сибирском институте Психоанализа.

Самый широкий выбор методов терапии. В Клинике успешно применяются все разрешенные Министерством здравоохранения методики лечения.

Юридическая защищенность клиента. Клиника первая в Сибири с 1996 года стала заключать контракты с клиентами, что служит гарантией качества оказываемых услуг.

Доступность услуг. В Клинике действует обширная система льгот для малообеспеченных слоев населения.

Социальная ответственность. Клиника «Инсайт» является активным участником и инициатором многих общественных акций: «Скажи НЕТ алкоголю и стань победителем!», «Расширьте круг здоровых людей рядом с Вами!», «Брось курить и выиграй!»